мир вашему дому! (may_antiwar) wrote,
мир вашему дому!
may_antiwar

Борис Стомахин в 4-м СИЗО

Всегда расстраиваюсь от походов к нему. Помочь особо ничем не могу. Вот могу прийти, поговорить, выслушать... С мамой его могу поговорить. Вам что-то передать. Но что вот еще я могу сделать для человека, которому светит 10 лет? Ну, может, семь.

Тут есть такая двойственность. С одной стороны, мне не нравится всё, что Стомахин писал. С другой - он только писал. Не бил, не убивал. Можно ли за это приговаривать к такому сроку?

Так или иначе, сидит Стомахин в СИЗО. Камера на троих. Телевизор сломался, да Борис и говорит, что воротит его от телевизора. Книг из библиотеки давно не приносили. Холодильника тоже нет, сокамерники смеются: да нам туда и класть нечего... сироты мы.

Мама таскает Борису передачи. Ищет копейки, чтоб заплатить адвокату. Бегает на свидания. Маме семьдесят лет, и Борис практически всегда ею недоволен. Она расстраивается, плачет. После свиданий звонит, спрашивает: что я не так делаю? Почему он так со мной?.. Я утешаю маму, как могу.

Борис говорит: никому нет дела для меня. Вот Наталья Холмогорова написала, что ст. 282 - это плохо, но Стомахина посадили правильно, он сам виноват. Но это ладно, а вот либералов я "своими" считал, а они ни слова обо мне. Как будто меня нет, я уже умер. В хронике в "Новом времени" про Кавказского пишут, а про меня - нет. Как такое может быть? И всё, уеду я в лагерь, мама меня уже не дождется, если сам еще доживу. Но я не хочу снова в лагерь. В любом случае у меня остается один выход, сами понимаете, какой. Вот сегодня мэр Махачкалы вены себе вскрыл. Ну и я вот...

Я говорю: Борь, может, вам лучше делом заняться? Вы же публицист - пишите статьи! А он говорит: да о чем тут, в СИЗО, писать?.. Только на письма отвечаю, жду их, только ими и живу. Хотя... (чуть заинтересовывается) может мне Наталье Холмогоровой ответ на ее пост написать?

Убеждаю его, что это - отличная идея. Ну, дай Бог.

Вот ножницы тупые, подстричься невозможно. Болит голова, дешевые таблетки "от врача" не помогают. Эти все просьбы я потом передаю зам.руководителя Сороке (он очень классный. Едва ли не лучший из сотрудников ФСИН). Договариваемся, что решим вопрос с книгами как-то. Без книг я бы умерла через пару-тройку дней, поэтому болезненно отношусь к этой теме.

Опять возвращаемся к теме "почему обо мне ничего не говорят". Я говорю: Борис, ну вспомните, что вы в своих статьях писали. Ну зачем надо было писать, что среди русских нет ни одного нормального, понимающего человека? (на этой фразе обрываю себя, поскольку рядом офицер стоИт). Он говорит: нет, ты это из контекста выдернула, я всегда на хороших людей обязательно хотя бы процент оставлял. Ну ладно... Я уж не напоминаю, как он лично меня незадолго до ареста в ЖЖ называл. Теперь уж не до этого.

Вменяют Стомахину теперь уже кучу статей на сайте "Сопротивление", все номера газеты "Радикальная политика", в общем набор нехилый.

Ну и вот прошу об одном: пишите Стомахину письма. Даже если вы с ним несогласны - напишите ему об этом. Может, этим спасем ему жизнь.

Ну вот, поговорили с Борисом и пошли с Лидией Борисовной карцеры инспектировать...
Tags: ОНК, СИЗО № 4, Стомахин
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 89 comments