Алиса и оперативник.

Однажды Алиса пришла на утреннюю проверку на корпус ранее отбывавших в такой острог, где отношение оперативников к аналитикам уж точно теплым не назовешь, оно в лучшем случае застывает на уровне вооруженного нейтралитета. И слава богу, что на нем.
Доктора не было на корпусе, поэтому Алиса стала записывать медицинские нужды арестантов, а поскольку медицина в том остроге странная, то жалоб было очень много.
Но видит Алиса краем глаза, бывалый опер привел на корпус, обучать, видимо, какого-то другого оперативника новенького. Важного такого. Еще молодой, а пузом ходит уже вперед, цепь на шее его золотая, перстень на пальце тоже золотой, движется молодой человек степенно, солидно...
Ну и это я не знаю, как меня ему отрекомендовали, то ли подшутить кто-то над ним решил... в общем, что-то он на меня смотрел издали, смотрел... А я всё медицинские жалобы записываю.
И тут вдруг оказывается он возле меня и задает такой вопрос: "Скажите, а почему вы не реагируете, когда заключенные на жаргоне разговаривают?"
Collapse )

Моя неделя. Прощание и зайки в синей гамме.



Кажется, закончилась моя рабочая неделя, я успела побывать сегодня в СИЗО-7 и СИЗО-6. В СИ-7 я, спасибо сотрудникам, счастливо выгрузила огромную эту наконец гору книг. Почему-то выгружаю уже третье одинаковое собрание сочинений Стендаля. По Стендалю седьмой явно лидирует. Надо будет потом какую-нибудь стендалевую викторину, что ли, провести... Среди всех наших узбеков и китайцев. Будет интересно!
В шестом я отдала чудесные подаренные очки старенькой слепой бабушке, минус 10. Спасибо! Впрочем, сказали мне сокамерницы, ее посмотрел окулист, и у нее уже минус 11. Но как была рада бабулечка! "Видите, как о вас заботятся!" - сказала ей наша сотрудница. "Вижу-вижу... - бабулечка как-то даже приосанилась. - "Вы не поверите, я теперь ВСЁ ВИЖУ!.." Отвезла одежды немного и туфельки.

Боль моя, теперь туберкулез. Четверо тяжелых, больница, на этой неделе, и не получается освободить. Косит людей не хуже рака. Расскажу об этом отдельно.

...Освобождалась женщина из камеры предпринимательниц со 159-й. "Какое чудо этот первый апелляционный суд! - говорила она на сборке. - Впервые за два года, что я сижу здесь, меня спросили о состоянии здоровья! Мосгорсуду было просто плевать! Они не видят людей. А тут меня спросили, Анна Георгиевна, и... а они читали такими голосами, что я привычно вздохнула: б\з, и вдруг... запрет на совершение определенных действий! То есть просто не общаться... ПРОСТО не общаться с потерпевшими на время следствия! И... я еще тупо так, непонимающе: то есть... что? То есть я могу сейчас пойти домой? Я не сплю?
А судьи мне так серьезно: да. Вы можете идти, вы свободны. Всего доброго.
Всё! Я уезжаю домой, в Тольятти! Два года, Анна Георгиевна, два года! что я делала здесь?..
Collapse )

Сирена и экспонаты.



Пока ждет своего часа выставка своими руками, Сирена стережет экспонаты: иконы, и фигурки, и цветы, и терема. Когда выставку развернем, белую Сирьку с чердака готова на время одолжить тоже. Любит она их, экспонаты.
А то ее в основном напрокат берут "детям поиграть". Забесплатно, разумеется. Против детей она тоже не возражает.

Те котята с тубанара.

А те котята с тубанара, дымчатые тени, из пушистой мелочи, которой мама-бээска носила крысиные половинки для обучения, сами превращаются в настоящих крысоборцев. В руки не даются, нет. Но этого и не надо: они не для того. На нас они выходят лишь посмотреть.

Дорога из Управления. День за днем.



Закончилась моя длинная праздничная рабочая неделя, прошло совещание, я пришла домой. Ура, в Москве падал снег. Очень красиво. Естественно, очень восхищаюсь пейзажем, однако явно испытываю и некоторую задумчивость, как мне теперь по всей этой красоте ездить. Типа до дома. Ну, надеюсь, запаска вытянет, что там... Если честно, надеялась я, что еврозима где-нибудь до конца марта продержится, а там уже и нормально... :) В общем, я не из фанатов отечественных снегов и морозов. Мне в плане климата куда симпатичней тот пейзаж, что изобразил на импровизированном холсте неизвестный художник. Давно не видела я море наяву. Вот, захожу иногда полюбоваться.



...Не успела я выгрузить в семерке огромную кучу книг - как уже новые привезли огромные сумки. Спасибо! Теперь мы просто обязаны наладить работу библиотеки, а то стыдно будет перед теми, кто дарит нам книги. Так что наладим.

А что нам по-прежнему нужно - да, книги, конверты, очки от - 3 до + 3 (блин! опять заканчиваются, зато сколько арестантов сможет теперь читать эти самые книги, да и свои материалы, кстати, уголовных дел... хотя оно им точно надо - видеть те материалы? Только расстраиваться иногда...) Очень нужны ресиверы - приставки для телевизоров, да и сами телевизоры, пусть не новые, были бы кстати. Тетради, ручки, дешевые сигареты... кроссворды. Иглы швейные, нитки. В общем, всё как обычно. Часто женщины просят шампунь, хоть какой-нибудь: ведь мы выдаем для гигиенических нужд лишь хозяйственное и туалетное мыло, по небольшому куску.
Collapse )

Обязательно будет выставка!



Рассматривала экспонаты, что приготовили арестанты для нашей выставки "своими руками". Мы обязательно ее как-нибудь популяризируем! Наверное, и к вам обратимся за помощью, вот думаем лишь, как не навлечь на себя гнев надзирающих органов. Ведь, как я уже неоднократно говорила, и цветные карандаши с ручками, и краски, и клей, и вязальные спицы и крючки, - вот всё это по-прежнему отсутствует в перечне предметов, которые могут находиться и использоваться в камере СИЗО. И с этим надо что-то делать. Работающие в СИЗО психологи выступают решительно за то, чтоб арестанты могли рисовать, лепить, вязать, вышивать, на взгляд специалистов, это улучшает психологический климат в камерах, отвлекает от тягостных мыслей, но как же сложно сдвигать десятилетние запреты... я надеюсь, преодолеем. И будет большая выставка!



Да ладно?.. :)

Друзья! Коллеги! Отрадно видеть, что вы завели новый журнал учета заявлений на корпусе. Красивый, красный, глянцевый (жаль, правда, немного, что вы забыли его вести). Также чуть смущает тот факт, что завели вы этот журнал то ли непосредственно перед праздником, то ли совсем чуточку после. Да?

(Алиса, чем тебе не нравится новый журнал? Что ты то плачешь, то смеешься, то за голову хватаешься?.. Красный цвет не любишь?.. Ой... блин... а это кто вообще тут написал?)

Размер имеет значение.

СИЗО-4 посетила в последний праздничный день. Новый корпус, старый корпус, стационар, карцер, карантин, дисциплинарная комиссия (нормальная, а не как...), питание, медицина... а вот прием и регистрация заявлений в выходные - не выше тройки. При этом пишу злобно ручкой в журнал "Где все заявления?!" - глядь, а там уже парой строк и пятью днями раньше замначальника острога ходил и тоже туда им писал: где, мол, все заявления, а? И вот где он писал - там хоть два-три заявления появлялось, а куда не дошел - там ничего, в общем, не появилось. Печально. В целом обстановка более-менее стабильная, поэтому задумалась я, оттолкнувшись от этих журналов, о другом, более глобальном. О том, что всё чаще приходит мне в голову.

Может, моя позиция разойдется с позицией многих, даже моего руководства, не знаю. Но я всё сильней чувствую... то есть прочувствовываю то, что можно прочитать во многих пенитенциарных учебниках: следственный изолятор не должен быть большим. 500, ну, как предел - 800 человек. Дальше - всё. Теряются связи, обратная связь, всё норовит развалиться на глазах, команды не доходят до исполнителя, заявления не слышны руководству. Даже при идеально выстроенной иерархиеческой системе, при идеальнейшей дисциплине, человеческий фактор никуда не денется. И сигнал становится всё тише, затухает, проходя большее расстояние. Не нравится мне гигантомания, не нравится, если начальник изолятора не то что своих арестантов хотя бы в первом приближении, а и сотрудников даже в лицо узнаёт. На комиссии одной дисциплинарной: а вы, извините, кто? А я - ваш оперативный сотрудник новый! А... очень приятно (с некоторой тревогой).

Так и не поглядела я никогда огромный этот новый питерский СИЗО (поэтому могу лишь гадать, как он вообще работает), и не нравится мне идея построить гигантский изолятор в Новой Москве. Слишком много минусов при неочевидности плюсов. И главное для меня - изолятор должен быть управляемым. В первую очередь, во все отношениях - управляемым.

УИС, профессионалы.

Пара слов о том, как я сама себя воспринимаю в работе, или хочу воспринимать. Не проверяющим, не разведчиком или контрразведчиком, не ангелом-спасителем. Аналитиком, имеющим поверхностные знания обо всем, но обладающим достаточным инструментарием здравого смысла, чтоб находить смысловые ошибки и создавать алгоритмы для их исправления. Доморощенным психологом, чьих навыков и опыта достаточно, чтоб отличать правду ото лжи (а это нужно мне лишь для верного понимания действительности) ну и обнадеживать, поднимать настроение, если надо - грамотно одергивать и направлять. Юристом (хоть на это остается мало времени), способным сличить и прочитать два лежащих рядом противоречивых нормативно-правовых акта и сделать худо-бедно какой-то вывод: как поступить. Массовиком-затейником, способным вдохновлять: товарищи! выдать колюще-режущие средства по утренней проверке - это нифига не скучно! Это - пафосно, патриотично, захватывающе, и есть много интригующих деталей! Специалистом в области устной речи, умеющим объяснить в десяти словах и стольких же жестах то, что осталось непонятым после пяти визитов к арестанту местного юриста или социального работника.

Профессионалом. В первую очередь - профессионалом в области режима и, пожалуй, воспитательной работы в том плане, в каком она существует в следственных изоляторах. Чуточку, совсем немножко, - тыла. Подозреваю, что мне обидно то, что это во мне, возможно, остается наиболее недооцененным, в том числе и руководством. Если меня и ценят, то за другое, за то, что перечислила выше. Долгий опыт позволяет мне знать, как ДОЛЖНО БЫТЬ с точки зрения нашего противоречивого законодательства, как оно МОЖЕТ БЫТЬ и как оно вообще бывает. И как сделать то-то, и что нам за это будет.
Collapse )

Классика для СИЗО-7. Тяжелая классика.

Спасибо, теперь в моей машине - вся, наверное, классика русской литературы, куда больше школьной программы. И я обязательно отвезу ее в библиотеку СИЗО-7. И спасибо тем, кто случайно оказавшись на месте, помог мне перегрузить книги в машину - иначе, опасаюсь, я бы до сих пор грузила, и грузила, и грузила...



ЗЫ. Нужны еще книги на испанском! У нас - новые кубинцы!
(Ну, и на любых других иностранных...)