March 10th, 2009

ССП

Еще трое политзаключенных, сегодня

Помимо всего предыдущего, года колонии-поселения для братьев Воронов в Комсомольске-на-Амуре, задержания Алексея Никифорова в Екатеринбурге, дел против Романа Мишурова и Ильи Шунина в Самаре за поддержку сайта, приговора против Дмития Манца, который огласят завтра, - сегодня в Москве у нас появилось еще трое политзаключенных. Одна из них - девушка. Список стремительно пополняется за счет сторонников запрещенной партии Лимонова. Люди, можно по-разному относиться к нацболам, но следует отдать себе отчет в том, что это - практически облава, и идет она по всей стране. И следует иметь в виду, что мы - следующие. Это - не частные случаи. Я лично совершенно не уверена в том, что завтра я буду в безопасности, либо кто-то из моих товарищей и друзей, вас и нас. Мы должны как-то реагировать. Нацболы занимают те места под следствием и в СИЗО, которые иначе заняли бы левые и либералы. И игнорировать происходящее - никак нельзя. Вниманию правозащитников, Союза солидарности, всех, кому небезразличны судьбы людей. Что-то надо делать.
Алена Горячева, Михаил Пулин, Павел Жеребин. Под катом - фотографии от el_cambio.
Collapse )

Да, и раз уж пошла такая пьянка - картинка в тему. Ну чего - всех пересажаете? Прошу перепостить, если так. Небось мы все не закончимся...
 


19 лет назад

25  октября с примерно 9.30 до 12.00 проходило пикетирование городского
сборного  пункта  ГСП)  по  адресу:  Угрешская  ул., д.8. Участвовало около
150-200 человек. Целью акции было не допустить автобусы с  призывниками  на
территорию  ГСП.  Организаторы:  Комитет  солдатских матерей, комитет "Эхо",
хиппи, анархо-синдикалисты, Православное Молодежное движение России  (ПМДР)
и  др. молодежные организации. Участники акции блокировали ворота ГСП, ста-
новились перед автобусами. Призывникам было приказано вылезти из  автобусов
и  лезть  на территорию ГСП через забор, что они и сделали. Некоторое коли-
чество призывников разошлось по домам.
    В конце акции по инициативе солдатских матерей не давали открыть  дверь
проходной.  Снаружи дверь держали примерно 15 чел., милиция и часовые выло-
мали ее изнутри, и она слетела с петель. Вскоре после этого акция была  за-
кончена.  Задержаний  не было, милиция - не больше 10 чел. Тексты плакатов:
"Требуем немедленного введения альтернативной службы", "Армия - школа смер-
ти!", "Наши сыновья - не оккупанты и не каратели",  "Make  love  not  war",
"Кому  ты  будешь служить в этой армии?" и др. В конце акции на ворота была
наклеена листовка "FUCK ARMY". Повторная акция намечается 9 ноября.

                                                           И.Агафонов. ПМДР. 4 ноября 1990

А вообще смешно было, я помню. Как офицеры приказывали новобрацам "прыгом марш через забор!" А на заборе сидели панки и ботинками по лбу спихивали назад тех, кто пытался через забор перелезть. А когда вышибали дверь, безбашенные солдатские матери насыпали меди в фуражку прапорщику и нахлобучили ее на голову обратно. А как-то еще, не помню, в тот раз или в другой, davidis  с товарищем отправились предварительно в разведку по территории ГСП. В процессе разведки их поймал патруль и говорит им: вы - призывники? Один из них с достоинством ответил: "да", в то время как другой сихнронно ответил "нет". В результате из разведки их прогнали. И мы начали, как водится, акцию.
Посвящается, должно быть, vissevald 
Тогда еще не фотографировали каждый свой шаг, всё не так, как сейчас, было. Прикольно, полжизни прошло...
Спасибо dmitryhorse  за находку.

Памяти объявленного террористом










Если че, считаю, что Масхадова убивать было вовсе не обязательно. Вредно. Он не то чтоб Альенде - но человек, которому оставили лишь тот выбор, который оставили. Слабый? Ну, наверное, интеллигентам было там не место. Советский офицер. Патриот своего народа. Понявший свой долг так, как понял. А вокруг - бандиты, представители спецслужб, фанатики, любители разжиться любой ценой - компания еще та. Как он мог поступить иначе - понятия не имею. Не хотела б быть на его месте. Но погиб, мне кажется, достойно, стремясь и призывая к миру и показав, что насколько-то, но мир этот, пусть сначала перемирие, - но может обеспечивать. Погиб. И война не закончена до сих пор, тлея уже по всему Кавказу. А что труп его не выдают, сравняв того самого офицера с фанатиками и отморозками - так про это в пьесе "Антигона" написано - что случается с воюющими с трупами. Он ни одним судом не признан террористом, однако в выдаче его тела родным беззаконно  отказано. Властям кажется, что победили мертвого... Вопрос, что делать с живыми. И уже не страдающими интеллигентской рефлексией. Совсем другими.