мир вашему дому! (may_antiwar) wrote,
мир вашему дому!
may_antiwar

Categories:

Узники 6-го мая, антифашист Олесинов, страсти по телефонам в СИЗО

В Бутырском следственном изоляторе есть кабинет Берии. Там он, вроде, когда-то сидел. В кабинете всё аккуратно подобрано: рабочий стол, тумбочка, столы поменьше, древний диван, старые часы. Всё найдено в самой Бутырке. Сегодня появился и портрет былого хозяина на стене. Купили? - Купили?.. да он таких бабок стОит покупать, что ну его нафиг! Нарисовали. Зэки нарисовали? Ну (пауза) почему сразу зэки? Тут еще Сталин будет, Ленин, Дзержинский, для всех места хватит. Скоро режиссеры приедут кино снимать. Они часто тут снимают. Почему Путина нет?.. А куда его лепить здесь? Да нет, вот приедет в гости, тогда повесим...А вообще тюрьма старинная. Сталин здесь сидел, Маяковский. Вот только все дела до 1953 года уничтожены, не найти теперь данных, кто где сидел. Храм до ума доводим. Патриархия обещала семиметровый иконостас и еще обещали расписчиков пригнать сюда. Евреев есть десятка два. Раввин к ним приходит по субботам. Да десятка два, а точно не скажу: они ж тоже скрытные, евреи - не признаются, что они евреи. Мусульман вот процентов 60, не меньше. Сидят, Коран читают. А начнешь с ними разговаривать - что да как, так всё не так просто. Коран же - та же Библия, переписанная на их лад - там не убий, не укради... В воскресение миссионеры приезжают, с хозотрядом занимаются. Типа воскресной школы. А на психиатрии сделали молельную комнату - количество суицидальных попыток снизилось. Они вообще всплесками идут, недаром говорят: осень, зима. В общих камерах нет их почти - в основном на психиатрии. И трупов основную массу дает психбольница.

...Приехал по 133-й, 135-й статье - всплески. Вообще все эти статьи со 131-й по 135-ю. Мы их не сажаем так, чтоб их насиловали. Если подсаживаем в камеру, то старшему камеры так и говорят: смотри, головой отвечаешь за него. Старший камеры - это смотрящий и есть. Это не секрет. Не только с насильниками так, есть у кого с прошлым не всё в порядке, ну, то есть мальчиков любил. Есть проблемные, кто не может ужиться в камере. "Ломовые" так называемые, кто ломился из камеры - тот и ломовой. Смотрящий у нас льгот не имеет, он в своем мире льготы имеет, раньше цель была - достичь авторитета. Авторитетные люди всё одним словом решали. А сейчас перевернулось всё, система - денежная. У кого большие сумки - тот и прав. А в маленьких камерах смотрящих нет, там психологически людей друг для друга подобрать можно...

Карцеры. Сидит восемнадцатилетний Фарадж. За что сидит? Руки за спину на проверке не положил - так сказали.Ну да, хмурится наш сопровождающий. - А в камере как ты себя вел?
Здеся? Тама? Нормально вёл себя, как полагается, как все живут - день прошел и слава Богу. Статья 162 ч. 2. Разбойник. Говорит: меня в камере уважают.
Зубной пасты со щеткой нет. Обещают сейчас принести.

Сидит человек с загадочным именем Моматкул Моматкул, говорит: как у меня имя, так и фамилия. В карцер водворили за то, что пьяный был в камере своей. Дали десять суток, вор.

Еще один карцерный сиделец. Нет ни мыла, ни зубной пасты. Похоже, никто давно этим не заморочивался. В карцере - за изготовление спиртосодержащих напитков. Говорит: секрет изготовления не выдам, на волю выйду - свое торговое предприятие открою. Сидит за покушение на мошенничество. Мне, говорит, никогда не бывает скучно, я в своей голове строю планы на будущее. Ничего у них не выйдет, дело уже развалилось. К Новому году буду на воле...

...Тут надо сделать коротенькое отступление. О комарах. Комары по-прежнему живы, но явно только что, не побоюсь сказать, что к нашему приходу, всем сидельцам карцерного блока раздали по пластинке, которые надо вставлять в фунигатор, и, видимо, снабдили соответствующим текстом, потому что первым делом неестественно бодрыми голосами заключенные докладывают, как жгут эти пластинки, и комары умирают легионами. Пластины ни разу не пожженные, а совершенно новенькие. Вот эти доклады мы выслушиваем.

Теперь - одиночное содержание. Одного мы уже посещали в прошлый раз - пожилой осужденный за развратные действия. Вину не признает, да и свидетели в суде от показаний отказались. Трудовой стаж 40 лет, почетные грамоты. 6 лет. Плачет. Суду видней.

Другая камера, статья - наркотики. Никаких тебе мыла и зубной пасты. На ногах что-то, подозрительно похожее на женские гольфы. Сам написал заявление на одиночное содержание. Говорит: хотел один побыть...

Третий одиночник. Не, комары не мешают. Жгу вот - они умирают. Зубная паста кончается. Да я, говорит, бездомный, здесь куда лучше, чем на улице. Одному хорошо. Сам по себе одиночка, трудно в обществе. Мелкие конфликты накапливаются, на голову давит. Да, лучше одному. Да и в первую отсидку был на хозотряде, в общую камеру теперь нежелательно. Да, таких "козлами" называют, так сложилось.

В Бутырском СИЗО сидит узник 6 мая Андрей Барабанов. Говорит: всей хатой подаем заявления, чтоб вывели в спортзал - так не выводят. Писали заявления уже неделю, есть квитанции на оплату. Ну да, согласен наш сопровождающий, желающих - хоть отбавляй. Сейчас окно будет - выведут. Еще у Барабанова болит желудок, но он категорически отказывается принимать выписанные тюремным врачом таблетки. Говорит: знаю, что от них лучше не будет. Врач (он сопровождает нас) пожимает плечами. Хочет молока и капусты, хоть я не уверена, что это - хороший рецепт от больного желудка. Врач тоже не уверен. В СИЗО капусту передавать нельзя, но можно огурцы, лук, морковь, редьку, репку, свеклу... Барабанов сердится, когда его перебивают. "Я хочу спокойно говорить с ОНК, можно я это сделаю?" Почему-то давно не получал передач, не хватает воды в бутылках по литру или полтора. Не хватает молока, овощей, фруктов. Еще просил с воли передать шерстяные перчатки, пластиковый тазик. Просит еще ортопедическую подушку, но представитель администрации возражает: это нельзя. А Барабанов говорит, что с тех пор, как его побили, спать ему неудобно. Может, хоть простую подушку можно заказать в интернет-магазине. Просит передавать всем благодарность за письма. Обещает обязательно ответить, просто не успел еще. Передает, что духом не падает, всё в порядке.

Другой узник 6 мая, Николай Кавказский. Просит лекарств: лив 52, угля активированного, от головной боли. Это всё можно передавать через визит к медработнику в четверг после двух часов дня. Из книг просит фантастику, фэнтези, Эриха Фромма, Герберта Маркузе. Еще не хватает сыра, помидоров и майонеза, а так - вентилятор, чайник, продукты передали. Прессы вот только ноль. Приходил следователь знакомить с постановлением о назначении экспертиз. В понедельник подает заявление на спортзал. Ларек в СИЗО, говорит, пока не работает. Еще просит передать настольные игры: монополю и похожие на нее. Наш сопровождающий кивает головой: можно... В понедельник отправит электронные ответы на письма. А, еще просит дезодорант с шариком.

Покидаем Бутырку, едем в 4-й изолятор, так называемый "Медведь". По ходу выясняем, что в нем грубо нарушаются нормативы по метражу камер. Точней, в этом признается сам наш сопровождающий. Положено минимум 4 метра на человека, а в больших, на 35 человек, камерах "Медведя" - по 2. В одну из этих камер угодил антифашист, находящийся под следствием за хулиганство, Алексей Олесинов, которого раньше мы безуспешно искали в Бутырке. У ранее судимых учетные личные карточки зеленые. У Олесинова - зеленая карточка. Сильно болит голова, иногда идет носом кровь, скачет давление. Хочет, чтоб провели обследование: ему кажется, что и память стала хуже после многократных травм головы. Врача сейчас нет - воскресение. Договариваемся с нашим сопровождающим, что созвонимся завтра по поводу состояния здоровья Олесинова. Предлагаем перевести его в камеру поменьше. Он отказывается. Говорит, что и в этой нормально. Он в ней всего неделю, раньше-то в четырехместной сидел, перевели после "некоего некрасивого нюанса с его с сокамерниками стороны"... Еще рассказывает, что в марте еще приходили сотрудники то ли ЦПЭ, то ли ФСБ, грозили пресс-хатами и прочими прелестями. Вину свою он не признает, говорит: есть алиби, его с подельником и близко от того места не была. Выписывает "Новую газету". Просит передать книгу Сартра "Бытие" и каноническую буддистскую литературу.

...А что он в другую камеру не хочет - так эта угловая, там мобильная связь всегда найдется. Неудобно корпус стоИт, близко к забору... А что - мы с января 600 телефонов изъяли. Их туда прямо в окна закидывают. А еще... - наш сопровождающий похлопывает себя по мягкому месту, - там... Наркотиков много. С телефонами проще, их рентген распознает. Был один случай, аж три телефона там нашли. Один не достали, он поперек встал, оперировать пришлось... А очень много преступлений из тюрьмы по телефону совершается. Сидит человек, вроде, в СИЗО, алиби у него... А сам...На спецблок глушилки ставили, да там умельцы какие, режим рации, проводки... Короче, можно звонить и с заглушками. У меня телефон не возьмет - у них возьмет. Больше всего один раз при обысках изъяли - аппаратов 42 штуки.

В изоляторе сидит узник 6 мая Михаил Косенко. Судебно-психиатрическая экспертиза недавно признала его невменяемым. Но это, как выясняется, не значит, что он не может находиться в изоляторе. Это значит, что если суд признает его виновным, его отправят в какое-то спецучреждение для лечения. Эта перспектива совсем не радует Косенко. Он чувствует себя нормально. Говорит: состояние не ухудшается. Понятно, что и не улучшается: тюрьма - не то место, где можно чувствовать себя счастливым. И невеменяемым он себя не считает, хоть не винит и врачей. Чувствует, что может здраво рассуждать. Сейчас - отвечает на письма, все время этим занят. Какие книги передать - написал Сергею Давидису. Заказ на ларек отправлял уже неделю как - ничего не принесли. Какая-то небрежность... здесь часто бывает, что пишешь заявления - и никакого результата, написал новый заказ. На прогулки не ходит, потому что все стены исписаны уголовными надписями, неприятно и противно в таком месте гулять. Настроен пессимистично. Говорит: всех посадят по нашему делу. Моя цель, говорит, чтобы меня оправдали, но это невозможно. Передать имеет смысл огурцов, помидоров и яиц. И хорошо положить денег на счет.

Сидит и узник 6 мая Алексей Полихович. После нашего прошлого визита в камеру поставили холодильник. (Холодильники перераспределяют так: если какую камеру уличат в изготовлении бражки - отбирают холодильник и передают в другую камеру). Наш сопровождающий говорит: книги мы не принимаем, но я готов пойти навстречу. Приносите в пятницу на прием в два часа. Проверим книги. Настроение спокойное, говорит Алексей. Хотя - какое настроение может быть не на свободе? Главное, чтобы книги были. Вот Стругацких принесли - приятное исключение. Не отказался бы от Достоевского и книг Леонида Андреева. 27-го в 11 будет рассмотрение его жалобы.
Надежд никаких нет, конечно, но всё-таки...
На прогулки ходит, там наскальная живопись, общаются на стенках люди, пишут характеристики системы, эмоциональные возгласы. Ну и образованные, конечно, люди, столько статей кодекса уголовного знают...
Хорошо бы иметь деньги на счету для спортзала. Сейчас - обстоятельней, чем в прошлый раз, осознание приходит, мысли появляются - в прошлый-то раз вообще ничего не понимал, что вокруг происходит. А сейчас много времени, работать над собой буду... Главное, чтоб книги принесли.

Сидит узник 6 мая Артем Савелов. Получил пять электронных писем, вроде, из них ничего не вырезано, сейчас отвечает. Люди с воли переживают, пишут, чтоб держался, в знак солидарности пишут. И это, говорит он, здоровски, прочитаешь строчечки - и сразу заулыбался. Вот девчонки плюшки с воли передали к чаю. Приятно, такие отличные плюшки. Да, на прогулки ходит, там люди на стенах статьи свои пишут. Деньги на лицевом счету есть, но лучше товары заказывать с воли, так как в ларьке выбор меньше. Приходили адвокат со следователем, хотели проводить очную ставку, но перенесли, так как Артему после поездки в суд стало плохо с сердцем. Что-то заболело. Тянет, сердцебиение сильное. 9-го заболело, а очная ставка 10-го должна была быть. Видимо, перенервничал. Может, завтра врач придет. И раньше было такое, но я полежу - и всё. А сейчас все чаще и чаще. Креплюсь, в общем...

Мы решили, что крепиться - не лучший вариант и тут же попросили вызвать к Артему медсестру. Когда мы спускались, она попалась нам навстречу, и мы рассказали ей симптомы, на которые пожаловался Савелов. Попытаемся отслеживать ситуацию...
Tags: Бутырка, ОНК, СИЗО № 2, СИЗО № 4, антифашисты, политзаключенные, узники 6 мая
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 32 comments