мир вашему дому! (may_antiwar) wrote,
мир вашему дому!
may_antiwar

Узники Матроски

Матросская Тишина (откуда название такое странное вообще?) Сидит узник 6 мая Владимир Акименков в камере с выбитым стеклом, с окном, заклеенным целлофаном. Жалуется: очень холодно. Сокамерник подтверждает: хлопнули дверью - стекло выпало, чуть не убило. У сопровождающих своя версия: ночью сами разбили окно, чтоб коней гонять. Но факт налицо: в камере дубняк. А это, заметим, камера тюремной больницы. Там людей вроде как лечить должны. Ни холодильника, ни телевизора. Батарея едва греет. Пол сырой, - жалуется Володя, - воздух сырой. Радиоточка не работает. Газеты не приносят. Полный информационный вакуум. "Вечерняя Москва" раз в неделю. Вентиляционная решетка выломана при обыске. Что-то искали - ничего не нашли.

В больнице Акименкова не лечат. Все анализы взяли в первые дни - что он тут делает дальше, - не понимает. Сопровождающие разъясняют: готовят документы для признания инвалидности. Акименков уже выписан, в выходные он вернется в пятый изолятор. Спрашиваю врача, ухудшается ли зрение. Врач: зрение уже максимально ухудшилось 10 процентов зрения сохранилось на одном глазу, и двадцать на другом. Но этого недостаточно для освобождения по болезни. Необходима полная слепота...

Владимир говорит: в пятом изоляторе условия несравнимо лучше. Здесь он девять дней ждал, когда ему принесут каталог товаров в тюремном магазине. Принесли сегодня. Всё это время он был лишен самого необходимого, вплоть до туалетной бумаги.

Тем временем требуем, чтобы вставили стекло. Настоятельно требуем. Кажется, стекло вставляют.

Выходим в коридор. Из соседней камеры стучат. Просим открыть. Женщины. Одна просит справку о здоровье для суда, который состоится завтра. Справку обещают. Вроде как она уже почти дописана... Другая женщина. Плачет. Опасается, что у нее рак груди. Идем в медчасть. Выясняется, что рака нет. Ей просто якобы не успели сказать, хоть прошло уже несколько дней с УЗИ. Что за садизм?

Девушка 20 лет в камере, из Перми. Пять лет назад надела чужую юбку и брюки. 158 ч. 1. Это вообще точно надо с такой статьей в СИЗО сажать?

Приходим в камеру к политзаключенному националисту Даниилу Константинову. Завтра, кст, у него суд по продлению, поручителями за него придут Гарри Каспаров и Сергей Давидис. Националиста Константинова посадили в камеру с семью чеченцами, кабардинцами и кем-то еще. Там у них дружный кавказский интернационал. В глубине мелькает человек, до степени сличения похожий на Рамзана Кадырова. Константинов спокоен. Жалоб у него нет. Завешенные шконки, маленький метраж, гостеприимные хозяева. По количеству людей на метр камера похожа на ад. Поздравляю Даниила с избранием КС. Он - меня... Зовет всех на суд.

Еще один узник 6 мая - Кривов Сергей Владимирович. В камере вдвоем. Только заехал из карантина в постоянную камеру, мы с трудом разыскали его в СИЗО. Телевизор, холодильник есть, было свидание с женой и передача. Просит подписать его на МК и "Новую". Жалуется лишь на редкую сетку кровати, под матрас, чтоб не проваливаться, был вынужден засунуть какой-то экран. Ждет от жены туристическую пенку. Всем передает большой привет и чтоб не очень ураганили: лучше на свободе, чем тут...

Ну и дальше: болезни... больные... Новый для меня термин: "терминальная стадия". Эта та, с которой только могут по постановлению освободить из СИЗО по болезни. Значение термина угадываю: учила французский. Это значит: "финальная".
Tags: Константинов, Матросская Тишина, ОНК, СИЗО, СИЗО № 1, заключенные, политзаключенные, узники 6 мая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments