мир вашему дому! (may_antiwar) wrote,
мир вашему дому!
may_antiwar

Бутырка накануне НГ: узники 6 мая и другие

Побывали в Бутырке. 1900 человек при лимите 1847. В СИЗО доставили еловые ветки и украшения, завтра их распределят по 300 камерам. Скоро Новый Год, все сбиваются с ног. Руководитель говорит: по 400 передач из Интернет-магазина разносят в день.

Не слишком праздничное настроение у узника 6 мая Алексея Полиховича. После пресс-конференции Путина Полиховичу, как известно, добавили 318-ю статью. Алексей говорит: омоновец, который раньше меня опознавал и ничего такого не говорил, видимо, только протрезвел и вспомнил, что я его схватил за руку, причинив физическую боль. Вот так быстро, удивляется Полихович, срабатывает вертикаль, когда это нужно.  Полихович - единственный из узников 6 мая, у кого до сих пор не было ни одного свидания с близкими. Он говорит: следователь извинялся за 318-ю, говорил, что ему приказали, что это - не его инициатива. Может, ему станет стыдно, и он разрешит свидание. А пока он грозится перевести Алексея в Матросскую тишину: видимо, ему туда ездить ближе. Это будет уже третий изолятор Алексея, и он этому вовсе не рад: меня перевести просто, а вот деньги на счет - не очень. Близкие только справились с этой задачей после перевода из "Медведя" - и вот опять...Кстати, на взгляд Полиховича, "Медведь" лучше Бутырки: там быстрей вопросы решаются, заявления рассматриваются, сборки проходят. И сколько не подписывали Алексея на газеты и журналы, так ему и не удается ничего получить. Завтра надо созваниваться с СИЗО, они обещали понять, в чем проблема с прессой.

Михаил Косенко снова плоховат: ему заменили привычное лекарство другим (сказали - закончилось?), и опять появились головные боли. На вопросы "что за лекарство"? не отвечают, грубят, говорят "тебе этого знать не надо..." Да пусть говорят, что хотят - дали бы нужное лекарство. Плохо с книгами. Пришли, сунули книги, которые уже у него были, ушли. Руководитель обещает решить этот вопрос. И тараканы. Михаилу очень мешают жить тараканы (руководитель, правда, убежден, что эти тараканы существуют только в его голове, но ловушки всё же не разрешает). А Михаил очень хочет эти самые ловушки. И очень ждет своих адвокатов. Они нужны ему накануне суда, который состоится 25 января. Он хотел бы согласовать позиции.

Николай Кавказский приходит с тетрадочкой, из которой живо и деловито сразу сообщает свои пожелания к администрации. Во-первых, нужен в камеру сантехник: текут и кран, и бачок. Недели две назад сантехник приходил, ничего не починил, а потом его, говорят, посадили в карцер. Неудачное решение проблемы. Во-вторых, нужна вторая лампочка дневного освещения: темно. Спрашиваем о морозах. Он говорит: есть различные мнения о температуре в камере. Сокамерники мерзли, а я не мерз. Сокамерники у Николая, кстати, сменились. Один, говорит, со второй частью 158, другой - вроде, за убийство, но в 1998-м году и в Чехии. Статья у Кавказского одна. Хоть давно обещали добавить. Книг и газет полно, некоторые книги уже по второму разу начали передавать. Хоть не отказался бы от "Силуэтов" Луначарского, "Дракона" Шварца, переписки Аксельрода и Мартова. Маркс, говорит, есть. (Сотрудник администрации замечает: у нас еще и Ленин есть, все тома...) Вот только в спортзал никак не удается попасть. И цензура бракует письма по совершенно необъяснимым причинам, одно непрошедшее письмо Николай изумленно зачитывает. Действительно, ничего крамольного. Еще ему очень понравилась питерская акция с открытками, он призывает и Москву провести аналогичную, это здорово поднимает дух политзаключенных. И сам всех поздравляет с Новым годом.

Андрея Барабанова перевели в новую камеру, всего в ней три человека. Почему перевели - не знает. Отношения в камере нормальные. Странно: когда было холодно, и батареи были холодные, а как потеплело - и батареи начали топить. (Авария была, - поясняет сотрудник администрации). Обматывались грелками - пластиковыми бутылками с горячей водой, чтоб хоть как-то согреться. Ели лук, чеснок, чтоб не заболеть. Передачи получает, хоть случаются задержки. Просит передавать побольше орехов, фрукты. Тоже жалуется на цензуру, которая не пропускает безобидные письма. Сегодня у Андрея началось ознакомление с делом. 75 томов. Просит поздравить всех с Новым годом!

Кроме узников 6 мая, посещаем двоих заключенных, которых нас просили посетить.

Дмитрий Митяев, заключенный по делу Минобороны, сидит в трехместной камере, где раньше сидел Мирзаев. Мама очень беспокоилась о его здоровье, но он говорит: всё более-менее, сердце не болит. У него - пролапс митрального клапана, если я правильно расслышала. Говорит, сидит нормально, передачи приходят, обеды супруга заказывает, адвокат приходит часто, в камере есть горячая вода, душ. Настроение, говорит, по крайней мере, не подавленное. А меру пресечения ему изменить не обещают, нет.

За Руслана Макарова, журналиста,  этапированного для экспертизы в Сербского из Горно-Алтайска, беспокоился редактор его газеты "Листок". Вообще это человек непростой судьбы Его обвиняют в угрозе убийством губернатору Бердникову Александру Васильевичу. Типа он, Макаров, в своем фельетоне написал, что губернатор его так обидел и подорвал его здоровье, что у него возникло желание его убить, но потом он передумал. И подал на губернатора в суд. А судья, ознакомившись с заявлением, инициировала возбуждение дела против самого Макарова. Но лучше почитать об этом вот здесь:
www.gazeta.ru/social/2012/09/17/4775889.shtml
www.gazeta.ru/social/2012/09/28/4792085.shtml
www.gazeta.ru/social/2012/10/16/4813665.shtml
В палате он еще с одним человеком, условия считает хорошими и передает, что всё нормально, ему не впервой. Со встречи с нами направился на встречу с адвокатом.
Макаров весел, и такое ощущение, что всем происходящим доволен.

Tags: Бутырка, ОНК, СИЗО, СИЗО № 2
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments