Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Просто так, подумала...


Сережа: доколе мы будем фотографироваться в этой точке? Я: сынок, а прикинь, как стильно будет, когда в этом же ракурсе мы щелкнемся, мне девяносто, тебе, скажем, семьдесят пять?.. И тогда мы проведем шикарную выставку! Разве не интересно, как течет время?

А вот так я умею сидеть, мне так всего удобней. Всегда думаю, куда мне девать эти ноги чертовы, с гимнастики, видимо, осталось. Сын, тоже гимнаст, попробовал воспроизвести... чет не вышло. :)


С ногами вообще проблема. Такая, что я практически не могу сидеть на том месте, на котором люди сидят обычно, и не потому, что тощая, а с детства. Потому что мама всегда засовывала ноги под себя, на любой табуретке, иначе сидеть не умела, и я у нее это срисовала. А она сидела так потому, что в детстве уехала с бабушкой в эвакуацию в Казахстан, и там сидели в основном так. Забавно, да? И она, и я потом страдали на лекциях, в театрах... В кинематографе-то я ноги под себя быстренько засовываю. :) И у сыновей - та же проблема. Меня аж в школу, помню, из-за этого их неправильного сидения вызывали, что они, мол, издеваются. Потом привыкли... Учителя в смысле, а не дети, те - не смогли. Такой странный нам остался подарочек еще от большой войны.

Про полицаев, партизан и хорьков

Сегодня полицаи, партизаны и хорьки, а также человек, похожий на премьер-министра,  жили на Пушкинской площади в одном полицейском государстве, огороженном пограничными столбами и колючей проволокой. Сначала командовали полицаи, но затем случился бунт на корабле - и победила "Солидарность". Всех полицаев свергли, Ходорковского освободили, концлагерь разнесли на части, премьера превратили в чучело и стали раздавать интервью. Участники, наблюдатели и пресса веселились от души. Развеселились и сотрудники милиции, расслышав лозунг о диете, необходимой для руководителя УВД одного из московских округов. Полицаи побросали и растоптали свои повязки, перейдя на сторону бунтующих и партизан, и над толпой поднялись оранжевые флаги. Наверное, всё так и будет.

Акция была проведена в преддверье принятия Закона "О полиции", который совсем уже скоро к нам придет. А потом будет восстание узников концлагеря и всё по-настоящему. И полицаи, и партизаны, и премьер, и хорьки.

Все картинки про хорьков и партизан





Битва с утра

 Сегодня проснулась от воплей в квартире. Когда Ящерка впускал в квартиру друга, в квартиру забежала крыса. "Чужая крыса"! - вопили дети. 
Я вообще на предпоследнем этаже живу. Странно. Дети вступили в битву с крысой, которую в результате всё-таки придавили шкафом и она умерла, кажется. А до этого - прыгала на них с визгом, а они на нее орали. Я только, просыпаясь, дала им совет надеть брезентовые перчатки и сварливо предупредила, что кого крыса укусит, тому сорок уколов от бешенства будет. Дети заверили, что знают и приоделись сообразно охоте. Когда крыса умерла (а может, она прикинулась, хоть и вряд ли) - дети расстроились. Я вылезла в коридор и убедилась, что дератизация успешно завершена, и крысу с почетом выбросили в мусоропровод (не знаю, правильный ли это вариант). Ну, так повелось, что у нас дома крыс не боятся, хоть это была и порядочная по размерам. Солидная крыса. Но странная идея - забегать в квартиру. 

ЗЫ. Что за напасть - пришла к машине, а она не заводится. Вот сижу, мастера жду. А то непонятно, как я сегодня во все места успею.
Аня

Взятие Бастилии по-русски

 
Что-то более весёлое, чем одиночные пикеты, метафорически возведенное в комментах к посту Милова в ранг взятия Бастилии, сегодня случилось. Это была грандиозная акция. Пока Сергей Удальцов рулил одиночными пикеты, а на смену ему готовился Михаил Шнейдер, к спецприемнику на Симферопольской прибыла группа пламенных борцов: Владимир Милов, Кирилл Шулика, Игорь Драндин, Станислав Яковлев и еще несколько человек. Решительным шагом, поинтересовавшись у Удальцова, можно ли здесь пройти, борцы с темницами направились к спецприемнику. Там их милиция не пропустила. Они ткнулись в другое место, после чего Милов и Шулика героически отправились ко входу, чтоб самоотверженно передать Борису Немцову пакет мандаринов. Далее революция была немедленно обезглавлена, поскольку по выходе из спецприемника сотрудник захотел проверить у Милова документы. Тот, в свою очередь, захотел проверить его документы (совершенно справедливое революционное требование). Они не договорились и Милов был препровожден в кровавую милицейскую машину, для доставления в ОВД и установление личности. Остальные революционеры, немного посовещавшись, двинулись в сторону ОВД "Зюзино". Я и сама было навострила туда лыжи, но уже минут через пятнадцать знакомый оперативник сообщил, что Милова уже отпустили и вообще непонятно, на кой фиг забирали. Кст, этот же сотрудник поздравил меня с избранием в политсовет "Солидарности". По-моему, не очень хорошо, когда с этим поздравляют оперативники в штатском, но я, сжав зубы, сказала что-то нейтральное, памятуя о том, что однажды этот парень всё-таки спас меня и еще двух девушек из давилки костей, устроенной двумя шеренгами ОМОНа. Ну вот, на этом, собственно, революция закончилась, товарищи, а всем, кто над ней подтрунивал, насчет Бастилии, - мы с Любой и Немцовым-таки обсудили, что, возможно, ему переданы, может, мандарины, начиненные взрывчаткой, и я даже опасалась слегка: войдем мы в приемник, а он как рванет!.. Вот Бастилия и рухнет.
Вроде, не рванул. Во время нашего визита, по крайней мере. 

Сегодня сотрудники милиции что-то были не настроены задерживать пикетчиков. День на день у них не приходится. Или, может, им уже очень надоели члены ОНК четыре дня кряду оккупирующие их  "Нагорное" гнездо. Стояли пикетчики, стояли нашисты со своими плакатами, стоял цепью ряд сотрудников, поигрывавших дубинками, но всё закончилось мирно: все расселись по своим авто и разъехались. И мы с Любой Волковой отправились с инспекцией в спецприемник.
Немного картинок мыльницей здесь.

И фраза дня.
Удальцов: уважаемые сотрудники, а как нам себя вести, если к нам будут подходить провокаторы с лишними плакатами?
Полковник: это мы не можем вам сказать, мы в политику не вмешиваемся. Будут нарушены правила - будем задерживать.

Писатель Луи де Берньер пишет очень неплохие книги.


Даже очень неплохие. Вот прочитала два его романа: "Бескрылые птицы" и "Мандолина капитана Корелли". А вместе это называется "Война и свет". Очень большие такие романы, да. Но пока читала - было очень приятно, искренне пожалела, закрыв книгу, что она закончилась. Поскольку раньше ничего о нем не слышала, полезла в сеть критику поискать - ничего толкового не нашла. Только эпитеты. Это, мол, исторические романы, подобные "Войне и миру" Толстого романы, романы-эпопеи, сентиментальные романы, трудночитаемые романы, малочитаемые романы, романы века, популярнейшие романы, гуманистические романы, бестселлеры-романы. Ну, че ж делать... придется жить со своим собственным мнением.:)
По-моему, прекрасный язык (и респект переводу!), удивительно красивые описания, историческая достоверность, точнейшие психологические детали,  куча тонкой иронии (в том числе и языковой), действительно сильный гуманистический, но не бьющий в глаза ни разу посыл. Чуточку слишком сентиментально (лично для меня: я предпочту намеки на нее, а дальше додумаю сама). Прочтите, не пожалеете.
...А вот обложка, по-моему, дурацкая.

Вот анонс нашла, чтоб содержание не пересказывать:
Подробное описание произведения Луи де Берньер Война и свет. Британский писатель, лауреат множества европейских литературных премий Луи де Берньер написал "Войну и мир" XX столетия, величайшую сагу о любви  и войне. История греко-армяно-турецкого геноцида в Малой Азии, история жизни захолустного турецкого городка Эскибахче, захлестнутого Первой мировой  войной ( турецкой войной за независимость, история любви, покореженной Временем, - в романе  "Бескрылые птицы". Остров, затерянный в Средиземном море; народ, захваченный вихрем Второй мировой; люди, пронесшие страсть через десятилетия, - в романе "Мандолина капитана Корелли", продолжении "Бескрылых птиц". Две блистательные истории любви, две грандиозные военные эпопеи, две истории о том, что делает с людьми война.